среда, 2 сентября 2015 г.

гренки чесночные бородинские

Оба уже разменяли третий десяток, но каждый раз, навещая деда, испытывали какой-то невероятный чистый восторг, сродни детскому. Ему было за семьдесят и не смотря на приобретенный хруст в коленях, сотню морщин и белоснежную седину он был совершенно бесподобен. Вел хозяйство, любил поразмяться с косой по утренней росе, лихо и добродушно сдабривал речь крепким словом и жарил совершенно чумовые сухари! Таких они не ели больше нигде, и потому посиделки за старым деревянным столом с горой свежих нажареных гренок стали почти традицией. Хрустели румяной чесночной корочкой, много смеялись и слушали долгие дедовы рассказы обо всем на свете. Он светился изнутри какой-то невероятной жизненной мудростью и спокойствием, которые, пожалуй, были присущи только людям прошедшим множество испытаний и научившимся радоваться жизни не благодаря, а вопреки. В доме пахло подогретым растительным маслом, долгими беседами и добром, щедро источаемым каждой морщинкой почти векового дощатого пола и натруженных старческих ладоней. Вечер был закутан в счастье.

Комментариев нет:

Отправить комментарий